Новый закон включит борьбу с главной угрозой нынешнего века в разряд гостайны

By admin
Правительство РФ отправило в Госдуму законопроект “О внесении изменений в статью 5 Федерального закона “О государственной тайне”. Новый документ после его принятия законодательно закрепит в качестве гостайны сведения, связанные с противодействием терроризму.

Зачем понадобился такой документ, в чем его суть и не ущемит ли он права и свободы граждан? Ответить на эти вопросы мы попросили известных экспертов.

Три степени тайны

Андрей Пржездомский, советник председателя Национального антитеррористического комитета: Противодействие международному терроризму стало сегодня одной из главных задач не только спецслужб, но и государства, и всего общества. Для обеспечения безопасности страны и ее граждан были приняты Федеральный закон “О противодействии терроризму”, Указ президента РФ “О мерах по противодействию терроризму” и образован Национальный антитеррористический комитет. Эти меры привели к значительному расширению круга субъектов антитеррористической деятельности, создали условия для более широкого привлечения к противодействию терроризму институтов гражданского общества.

Основные направления противодействия терроризму – это борьба с его проявлениями, профилактическая работа и минимизация или ликвидация последствий террористических вылазок. Появились качественно новые формы и методы как борьбы с терроризмом, так и его предупреждения. Это, в свою очередь, привело к увеличению объема информации, касающейся антитеррористической деятельности. Больше стало и людей и организаций, которые владеют такой информацией.

Часть такой информации засекречивается, преимущественно та, что касается деятельности спецслужб и правоохранительных органов, которые, как известно, располагают подобным опытом. Но даже и они применяют на практике различные, зачастую не совпадающие подходы к засекречиванию информации в этой области, потому что нет единого перечня сведений, которые относятся к этой категории. Какой объем информации подлежит засекречиванию, до настоящего времени не было регламентировано. Поэтому назрела необходимость в таких изменениях в законодательстве, которые, с одной стороны, исключали бы излишнюю засекреченность в области противодействия терроризму, а с другой – не допускали бы несанкционированное разглашение закрытой информации.

Работа с материалами по антитеррористической тематике позволила выделить и сформировать три блока такой информации. Это сведения, которые не подлежат включению в разряд гостайны, а потому не должны засекречиваться. Есть сведения, которые можно отнести к служебной информации ограниченного распространения. И есть такие, которые необходимо включить в перечни сведений, подлежащих засекречиванию в федеральных органах исполнительной власти.

Первый блок материалов должен быть максимально рассекречен. К числу такой информации можно отнести сведения, дающие представление о системе организации работы по противодействию терроризму в стране, сведения о результатах деятельности Национального антитеррористического комитета, Федерального оперативного штаба, антитеррористических комиссий и оперативных штабов в субъектах Федерации. Сюда же входит и информация о противодействии терроризму в иностранных государствах. Такие открытые сведения составляют абсолютное большинство информационного массива в области противодействия терроризму.

Что касается третьего блока информации, то можно говорить лишь о трех группах сведений в области противодействия терроризму, засекречивание которых требует законодательного регулирования. Во-первых, это сведения о защищенности критически важных и потенциально опасных объектов инфраструктуры от террористических и диверсионных угроз. Во-вторых, сведения о формах, методах и условиях организации и планирования террористической деятельности. И, в-третьих,сведения о результатах финансового мониторинга в отношении организаций и физических лиц, полученные в связи с проверкой их возможной причастности к террористической деятельности.

Как известно, законодательным актом, регламентирующим отношения в области защиты государственной тайны, является закон о государственной тайне. Но в нем нет положений о защите сведений в области противодействия терроризму. В связи с этим и выработаны поправки, которые направлены на единые подходы в общегосударственной системе противодействия терроризму.

Критически важные объекты – в реестр

Михаил Гришанков, первый зампредседателя Комитета Госдумы по безопасности: Выделение сведений, о которых идет речь, в самостоятельную категорию и охрана ее в режиме гостайны обусловлены рядом причин. Работа по противодействию терроризму существенно шире разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности. Она включает в себя функции органов госвласти и местного самоуправления, в том числе по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов, а также раскрытию и расследованию теракта, ликвидации его последствий.

При этом наряду со спецслужбами и правоохранительными органами привлекаются силы и средства Вооруженных сил, различных органов исполнительной власти, в том числе не имеющих права проведения оперативно-розыскной, разведывательной и контрразведывательной деятельности. Например, администрация президента, аппарат правительства, минздравсоцразвития, минкомсвязь, минэнерго, минтранс, МИД, минюст.

Несмотря на то что очевидна конфиденциальность сведений о спецсредствах, технических приемах и тактике борьбы с терроризмом, в законе о противодействии терроризму не установлен ее конкретный режим. В результате на практике случается, что сведения, касающиеся антитеррористической деятельности, либо необоснованно засекречиваются, либо, наоборот, становятся общим достоянием тогда, когда это может нанести ущерб. Новый закон все изменит. Но чтобы он смог заработать, отдельные положения проекта требуют уточнения. Речь идет об использовании терминов “критически важные объекты” и “потенциально опасные объекты инфраструктуры”, которые пока законодательно не определены. Нужно ввести и группу сведений, связанных с организацией и планированием террористической деятельности, – наряду со сведениями о силах и средствах противодействия терроризму, о соотношении понятий “терроризм” и “экстремизм” и о сроке вступления закона в силу.

В связи с этим представляется необходимым обратить внимание на проблему критически важных объектов. Она давно назрела, но и данный законопроект решить ее не сможет, так как он, скорее, является заложником проблемы. Создаются перечни критически важных объектов под разные задачи, например, для обеспечения пожарной безопасности или безопасности опасных производственных объектов. К сожалению, системный подход в государстве не реализован, хотя несколько концептуальных и нормативных правовых актов содержат требование создания реестра критически важных объектов.

Анализ законопроекта выявил еще одну проблему: соотношение понятий “экстремизм” и “терроризм” в законодательстве. Противоречия существуют между законом о противодействии экстремистской деятельности и законом о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В первом из них терроризм рассматривается как вид экстремистской деятельности, а во втором – как самостоятельная деятельность наряду с экстремизмом.

Наконец, представляется неоправданным срок вступления в силу закона с момента его опубликования, поскольку принятие нового федерального закона потребует изменений в Указ президента, которым утвержден Перечень сведений, отнесенных к государственной тайне и в соответствующие ведомственные перечни сведений, подлежащих засекречиванию.

Информация в закрытом режиме

Ольга Костина, член Общественной палаты России: Законопроект предусматривает существенное расширение перечня сведений, подлежащих засекречиванию. Такие изменения, безусловно, затронут конституционное право человека и гражданина на доступ к информации. Следует напомнить, что Конституция РФ в статье 29 гарантирует каждому право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. В то же время эта же норма предусматривает, что федеральным законом определяется перечень сведений, составляющих государственную тайну. Подобное решение объясняется необходимостью защиты суверенитета России, обеспечения ее обороны и безопасности и соотносится с предписаниями статьи 55 Конституции, допускающей в указанных целях ограничение федеральным законом прав и свобод человека и гражданина, а следовательно, и права на информацию.

Ни у кого не вызывает сомнения то обстоятельство, что не все сведения, затрагивающие вопросы антитеррористической защищенности, необходимо доводить до сведения населения. Есть информация, которую не только можно, но и нужно “закрыть”. Речь идет прежде всего о деятельности спецслужб, правоохранительных и иных органов по противодействию терроризму, в том числе о мерах по защищенности объектов от террористических актов.

Хотелось бы отметить, что Комитет Госдумы по безопасности очень конструктивно подошел к работе над законопроектом и предложил именно те поправки, которые позволят максимально скорректировать документ. Но остался один немаловажный аспект, на который следует обратить внимание. Речь идет о предложении засекретить сведения об антитеррористической защищенности критически важных объектов промышленности, транспорта, энергетики, связи, науки, агропромышленного комплекса, объектов и систем жизнеобеспечения населения, функционирования инфраструктуры городов и транспортных систем. Мне кажется, что люди, наоборот, должны знать о том, защищен или не защищен тот или иной жизненно важный объект. Это как раз будет способствовать повышению уверенности людей в защищенности указанных объектов, надежности и стабильности системы такой защиты. В законопроекте нужно вести речь о необходимости засекречивания именно самих мер, направленных на обеспечение защищенности таких объектов. Людям важен сам факт их защиты, а не то, какие методы используются в том числе и спецслужбами для решения этой задачи. В связи с этим я предлагаю внести соответствующее уточнение в текст законопроекта.

Борис Ямшанов