Социально-экономические факторы как основа возникновения и обострения экстремизма и терроризма

By admin

Муслимов С.Ш.
г. Махачкала

Основные причины современного экстремизма и терроризма в России, несомненно, коренятся в сфере социально-экономических отношений и связаны со сменой формационных слагаемых. Социалистическая система социально-экономических отношений, основанная на общественной собственности на средства производства, не допускающей сосредоточения больших материальных ценностей в виде фабрик, заводов, рудников, земельных площадей и т.д. в частных руках, где государство, законодательная система контролировали распределение материальных и духовных ценностей по труду и способностям людей, не могла породить экстремизм и терроризм в социально-опасных формах.
Ситуация в стране коренным образом изменилась в 90-х гг. прошлого века, когда в течение нескольких лет Россия относительно мирным путем, без гражданской войны, методом властной революции перешла от социализма к дикому капитализму.
Новая власть выдвинула лозунги, рассчитанные на наглых, рвущихся к богатству алчных и деклассированных людей. Это такие лозунги, как «Берите столько суверенитета, сколько можете проглотить», «Хватайте столько собственности, на сколько вам хватит наглости и силы», «Ваучеризация всего населения – путь к материальному благополучию всех людей» и т.д.
Ваучерный обман, при котором власти обещали каждому гражданину новой России по автомобилю «Волга», а абсолютное большинство россиян получило по «фиге», лег на психику нынешнего поколения родимым пятном, которое будет передаваться новым поколениям по наследству.
Благодаря таким лозунгам и их реализации страна за короткий срок раскололась на кучку олигархов, которая за фальшивые ваучеры (отказавшись от заявленной поименности каждого ваучера, их было выпущено значительно больше численности населения страны) захватила большую часть бывшей всенародной собственности, на незначительную часть среднего класса и на большую часть беднейших слоев общества, которая живет на мизерную зарплату, пенсию или пособие по безработице.
Стихия рынка вызывает стихию во всех сферах общества – социальной, политической и духовной. Нарушения законов во многих регионах страны приобрели эпидемический характер, когда с ними практически стало невозможно бороться, ибо нарушители законов и борцы против них одинаково охвачены страстью к коррупции.
В условиях господства на рынке частных интересов, интересов прибыли, ни о какой автономной морали или соблюдении общечеловеческих нравственных норм и принципов быть не может. Как справедливо отмечает директор Института философии РАН академик А.А. Гусейнов, в этой ситуации государство должно быть носителем высокой морали. Однако, как мы уже подчеркивали, оно в лице государственной власти и чиновников показывает прямо противоположное поведение. Чиновники живут по особому кодексу морали, выгодной им самим. Нельзя не согласиться с горькой оценкой нравственного состояния нынешнего российского общества известным актером Вениамином Смеховым, который пишет: «Тотальный дефицит совести стал бесовским признаком нашей эпохи. Высокопоставленные чиновники не боятся широкой огласки своих неблаговидных поступков. Те из них, которых СМИ уличают в неопровержимой лжи, в преступности не спешат покидать свои насиженные кресла… Я много общался с различными членами Госдумы, с чиновниками разных уровней. Многие из них при личном разговоре вызывают уважение, симпатию, но всем им хочется процитировать строки из одной известной пьесы: «Я каждого из вас люблю, а всех вместе ненавижу».
Известно, что в условиях нового мирового финансового кризиса материальное состояние большинства россиян стало еще хуже. По результатам опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведенного 5-6 апреля 2008 г. в 46 регионах России 71 % опрошенных ответили, что им не хватает материального достатка. Каждый 5-й россиянин сегодня «пытается элементарно выжить» (Газета «Республика», 11 апреля 2008 г.). В нынешних условиях хуже всего живется пенсионерам по старости, которые не могут заработать дополнительные деньги к мизерной пенсии.
Если наши олигархи являются патриотами своей страны, то они должны создать негосударственный пенсионный фонд из своих сверхприбылей и назначить вторую пенсию по старости для ветеранов труда и войны. Это было бы с их стороны серьезным шагом признания своей вины перед соотечественниками за награбленную ими в ходе перестройки общественную собственность.
Самое страшное из того, что сейчас происходит в стране – это продолжающееся обворовывание народа с помощью власти и при ее попустительстве. Современная власть не может или не хочет контролировать целевое использование огромных потоков денежных средств, выделяемых из бюджета (общенародной собственности) на развитие различных отраслей народного хозяйства страны или улучшение благосостояния людей. Эти средства наполовину, а то и больше попадают в карманы представителей региональной и муниципальной власти или криминальных, преступных элементов, т.е. обогащаются богатые, заметно не улучшается жизнь рядовых тружеников. Особенно это происходит в самых криминогенных субъектах Российской Федерации, к которым в первую очередь относится Северный Кавказ. В бытность Президент от страны нынешний премьер В.В. Путин в одном своем телевизионном выступлении с недоумением отметил, что Дагестану из федерального бюджета выделяется в 3 раза больше денежных средств, чем другим субъектам, но куда они идут, непонятно.
Президент Республики Дагестан М.Г. Алиев признает, что к основным причинам усиления экстремизма и терроризма относятся: низкий уровень жизни значительной части населения республики, высокая безработица, особенно среди молодежи, чрезмерная имущественная поляризация населения, получившие широкий размах взяточничества и коррупция. Поэтому, считает он, «мы должны создать благоприятные условия для обеспечения занятости, чтобы каждый дагестанец мог зарабатывать честным трудом, имел возможность приобрести или построить жилье, получить качественное образование и медицинское обслуживание, другие социальные услуги, гарантированные государством. Если не сосредоточить внимание на этих и других жизненно важных вопросах, которые больше всего волнуют людей, все наши усилия, направленные на борьбу с экстремизмом, оздоровление общественно-политической обстановки, не дадут ожидаемых результатов». Однако положение дел в социально-экономической, политико-правовой и духовных сферах республики настолько серьезное, взрывоопасное, что едва ли в жизни одного поколения можно достичь качественных изменений.
Республика Дагестан с советских времен до настоящего времени является дотационным субъектом РД. Дотации и субвенции из федерального бюджета для республики составляли в 2000 году – 84 %, в 2001 – 83 %, в 2002 – 78 %, в 2003 – 79 %, в 2004 – 83 %. По официальной статистике более 50 % населения республики живут за чертой бедности, их доходы на душу населения ниже прожиточного минимума. По производству валового регионального продукта на душу населения Дагестан в 2002 г. отставал от средних показателей по России в 4,6 раза, от ЮФО в 2000 г. – в 2,3 раза, в 2001 г. – в 1,9 раза. Еще хуже обстоит дело с проблемой безработицы. Президент В.В. Путин в телевстрече с гражданами РФ 5 октября 2005 г. отметил, что Дагестан по уровню безработицы занимает второе место в России, уступая по этому показателю только Чеченской Республике.
Социологический анализ показывает, что между уровнем безработицы и молодежной преступностью, в том числе экстремизмом и терроризмом, существует прямая и непосредственная связь. Именно с помощью финансовых средств преимущественно из-за рубежа привлекается безработная молодежь в ряды экстремистов и террористов. Никому не секрет, что религиозный ренессанс на Северном Кавказе, в том числе в Дагестане, был во многом профинансирован Саудовской Аравией, официальной идеологией которой является ваххабизм. Большинство мечетей на постсоветском пространстве также построены при финансовой поддержке саудитов.
Рассматривая причины усиления экстремизма и терроризма в Дагестане, исследователи отмечают, что на рубеже ХХ-XXI вв. здесь сложились объективные обстоятельства для этого, а именно: нестабильность экономического и политического развития, массовая безработица, низкие доходы большинства дагестанцев, нерешенность социально-бытовых проблем, противозаконные действия правоохранительных органов, коррупция во всех эшелонах власти, а также свободное распространение аудио-видео-материалов и литературы экстремистского характера, отход от традиционных канонов при обучении в религиозных учебных заведениях и др. Все эти обстоятельства способствовали к тому, что часть дагестанского общества, в основном безработная молодежь в возрасте 20-30 лет, стала восприимчива к идеям насильственного свержения политического строя в республике. К этим факторам профессор О.М. Гусейнов справедливо добавляет перекосы в межнациональных отношениях, укрепление «своих» кадров, появление теневой экономики с национальной окраской, несправедливое распределение национального дохода, неравномерность экономического развития национальных районов, непропорциональное представительство разных народов в управлении государственными и общественными делами в полиэтническом регионе и т.д.
Хотя на Северном Кавказе, особенно в Дагестане, наиболее остро стоит проблема борьбы с экстремизмом и терроризмом, общие причины социально-экономического характера этих деструктивных процессов едины для всей России. Это, прежде всего, отсутствие у руководства страны социально ориентированной экономической и законодательно-правовой политики. Фактически федеральная власть осуществляет политику защиты интересов экономической и чиновничьей элиты, а не большинства народа.
В истинности и обоснованности данного тезиса можно убедиться, если проанализировать следующие аспекты социальной политики федеральной власти.
В государственном бюджете 2007 г., по свидетельству академиков РАН Д. Львова и Н. Петракова, ведающих отделением экономики РАН, 42 % были предназначены на общегосударственные расходы, на содержание властных и силовых структур и только 18 % – на социальные расходы, включая образование, здравоохранение и науку. Тогда как в бюджете США 2005 года главным приоритетом было названо увеличение продолжительности жизни, а расходы только на здравоохранение в 5 раз превышали все расходы Пентагона, включая и космос.
За последние 5 лет рост зарплат и доходов высших чиновников был самым высоким среди всех социальных слоев России. В области ценовой политики наблюдаем то же самое. Ежегодно нефтяные компании повышают в августе цены на бензин и солярку на 15-20 %. Вслед за этим происходит повышение цен на все товары в гораздо большей степени. На национальные проекты в 2006 г. было намечено потратить 1,5 млрд. руб., но рост тарифов в этом же году составил 500 млрд.руб.
Во всех странах мира существует прогрессивное налогообложение, только в России богатые и бедные платят одинаково, т.е. 13 %. В США, например, на доход в один миллион долларов платят налог 270 тыс. долларов, в Германии – 507 тыс. долл., а в России – 130 тыс. долл. В то же время российские олигархи охотнее вывозят капиталы за границу, чем инвестируют в собственную экономику.
С точки зрения социологической науки, в обществе, где доходы 10 % самых богатых людей превышают в 14,5 раз доходы самых бедных, не может формироваться гражданское общество, ибо у граждан слишком противоположные интересы. Фактическое превышение в России составляет не в 14,5, а в 22 раза, когда в мире примерно в 3,8 раза. По данным Всемирного банка развития, по доходам на душу населения Россия находится на 97 месте, по рейтингу качества жизни – на 102 месте.
Все эти факты свидетельствуют о том, что капитал в России, в том числе и в Дагестане, работает на себя, а не на общество, вследствие чего сложилась глубокая социальная поляризация, способствующая росту экстремизма и терроризма, социальной апатии и вражды между бедными и богатыми, властью и народом.
В этом плане нельзя не согласиться с известным дагестанским политологом профессором А.-Н. Дибировым, который отмечает, что основная масса населения республики довольно равнодушно, безразлично относится к ходу борьбы с терроризмом и не воспринимает ее как свою. Такое положение сохранится до тех пор, пока власть не будет иметь легитимного статуса у народа.
Какие, на наш взгляд, выводы и рекомендации следуют из создавшегося положения в стране и регионе Северного Кавказа?
Во-первых, настала необходимость в разработке специальной научно-обоснованной социально-экономической программы развития Юга России как самого взрывоопасного и криминогенного региона страны.
Во-вторых, необходимо преодолеть чрезмерную глубину социального неравенства, остановить процессы имущественной поляризации общества, решить проблему безработицы и бедности как источника социальной нестабильности и питательной среды экстремизма и терроризма.
В-третьих, поскольку в обществе объективно формируется особое состояние массового сознания, для которого характерна неадекватная оценка реальной действительности, настроения неуверенности, социального страха, озлобленности и агрессивности и т.д., необходимо всей политикой государственной власти вернуть в общество чувство социальной справедливости и защищенности от кризисов и потрясений.
В-четвертых, в полиэтнических регионах Северного Кавказа необходимо преодолевать и бороться с этнической дискриминацией в социально-экономических и политико-правовых отношениях, которая является питательной почвой экстремизма. Этнический экстремизм находит свое выражение в обеспечении интересов и прав «своих» этносов в ущерб другим этническим группам, в несправедливом представительстве разных этносов в управлении государственными и общественными делами, в отсутствии у них равных социальных возможностей.
В-пятых, широкое распространение клановости, этнического эгоизма, коррупции в Северо-Кавказском регионе отрицательно влияет на эффективность управления финансовыми и материальными ресурсами субъектов данного региона, на распределение бюджетных средств по этническим районам, приводит к их разворовыванию и нецелевому использованию.