Террористы-смертники в Афганистане. История проблемы

By admin

Афганистан – воюющая страна, и, несмотря на то, что афганские войны продолжаются без остановки с конца 1970-х. гг. прошлого века, до сравнительно недавнего времени она почти не сталкивалась с таким феноменом, как террористы смертники. Приблизительно до 2006 г. отмечались лишь единичные случаи их применения. Однако начиная с указанного периода произошел определенный всплеск, их стало довольно много, и без их применения в настоящее время не обходится почти ни одно крупное нападение на правительственные или армейские объекты в Афганистане.

Действительно, до начала в 2001 г. проводимой под предводительством США операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане почти не было случаев использования смертников. Следовательно, данное явление привнесено в страну террористами из других мусульманских стран; вопрос в том, из каких или какой из них конкретно.

В конце июля 2010 г. известный независимый информационный ресурс WikiLeaks опубликовал свыше 90 тыс. секретных документов Пентагона относительно войны в Афганистане. Это событие, как и последовавший за этим скандал, напрямую затрагивают и тему настоящей статьи. Как выяснилось, именно пакистанская разведка приступила к массовой вербовке смертников для их использования на территории Афганистана(1).

В то же время, нельзя обвинять во всем один лишь Пакистан, даже если он действительно оказывал и продолжает оказывать крайне деструктивное воздействие на своего северного соседа. Идея, что использование смертников ради высокой цели допустимо в принципе, появилась в Афганистане несколько годами ранее.

С тех пор, как в 1996 г. Усама бен Ладен обосновался в Афганистане, он реорганизовал находившихся под его руководством боевиков и предложил им и всему миру новую интерпретацию понятия «джихад». Согласно его трактовке, джихад – это безоговорочная и никогда не прекращающаяся война против Запада и его «лакеев» среди правительств мусульманских государств Ближнего Востока. Когда в 1998 г. «Аль-Каида» устроила нападения на американские посольства в Кении и Танзании и в результате погибло в том числе и множество мусульман, У. бен Ладен открыто заявил, что убийство одноверцев оправдано. Коран запрещает уничтожение во время войны гражданского населения, особенно женщин и детей, но эти детали, очевидно, большого значения не имели.

Нельзя сказать, что в те годы Запад не воспринимал бен Ладен всерьез. В то же время мало кто задумывался, что он является не только террористом и фанатиком, но и в некотором смысле ученым – богословом. Он не просто эффективно руководил подконтрольными ему людьми, но и находил религиозное обоснование того, что он поступает правильно, согласно нормам ислама. Джихад, или борьба против неверных, из-за него превратился из оборонительного в наступательное оружие. Коран запрещает самоубийство. До 1990-х. гг. мученичество считалось крайним средством воина-мусульманина, у которого нет иного выхода, а не предварительно спланированным действием. Бен Ладен посредством своих видео- и аудиообращений объяснил всему миру, что ради борьбы против неверных можно и заранее приговорить себя к смерти. Это изменение в религиозном учении стало отправной точкой в зарождении терроризма современного типа, использующего смертников как расходный материал.

Хотя в настоящее время «Аль-Каида» в Афганистане ведет и обычную партизанскую войну, упор делается на применение смертников. В настоящее время ты являешься настоящим джихадистом, если в ходе теракта убил себя. Таким образом, экстремистская интерпретация джихада прошла определенную метаморфозу, самоубийство превратилось в культ. Перед тем, как совершить свое нападение, террористы – смертники нередко записывают пропагандистские видео, в ходе которых делают язвительные замечания наподобие «Вы, американцы, любите жизнь, а мы любим смерть». Когда подобные кадры попадают на телевидение, они заставляют западную аудиторию смотреть на мусульман как на сумасшедших, что провоцирует антиисламские настроения. Это, в свою очередь помогает экстремистам вербовать больше людей для того, чтобы они стали смертниками. Получается замкнутый круг.

Отношение к жизни и смерти западного и мусульманского обществ заслуживает отдельного рассмотрения. Общеизвестно, что смертники наносят не столько материальный, сколько психологический урон. Хотя действия «живых бомб» иногда действительно приводят к большим жертвам, все же они используются в основном для пропаганды. Войны в Афганистане, на Ближнем и Среднем Востоке имеют место уже сотни лет, однако вплоть до настоящего времени не фиксировалось столь массового применения самоубийц, особенно когда мусульмане противостоят «неверным». Почему? Вероятно, объяснение состоит в том, что потребительское общество Запада достигло кульминационной точки своего духовного развития. Точнее говоря, американцы и особенно европейцы настолько сильно зависят от комфорта и удовольствий, что ничто не может заставить их умереть. В настоящее время попросту нет такой идеи, которая заставила бы европейца добровольно отдать свою жизнь. Во имя религиозных ценностей собой не жертвуют уже очень давно. Однако еще в середине прошлого века представители западного мира были готовы умирать ради своего государства, своей нации, ради тирании либо наоборот свободы. Сейчас ничего подобного более не существует. Все, что хотят современные западные граждане – это жить в удобстве. Смерть воспринимается как нечто совершенно ужасное, непостижимое и нетерпимое. Боевые потери на поле боя – то же самое. Солдаты из этих стран смерти также чрезвычайно боятся.

В нашем глобализованном и открытом мире все названные выше проявления хорошо заметны для современных мусульман, а также и радикалов из их числа. Видя, как сильно американские военнослужащие и их союзники бояться смерти, они как раз прибегают к использованию смертников. Вид того, как кто-то во имя победы добровольно лишает себя жизни, действительно производит на избалованное комфортом и лишенное внутренней силы западное общество сильное воздействие. Поэтому использование самоубийц, хотя и не имеет большого смысла с военной точки зрения, однако очень действенно с точки зрения пропаганды.

Такое осознание пришло к талибам и к «Аль-Каиде» не сразу. С момента начала операции «Несокрушимая свобода» и до 2004 г. нападений смертников почти не регистрировалось. В тот год произошло 6 подобных случаев, а в 2005 г. уже 21, в 2006 – 136, в 2007 – 137(2). Также росло и число жертв их применения, которое в настоящее время составляет 1-2 тысячи человек в год. Все же подобными нападениями невозможно выиграть войны или даже причинить противнику серьезный материальный урон. Главное – это моральное воздействие.

Нападения с использованием смертников не могут привести к победе в войне, свержению режима или к выводу американских войск из Афганистана. Однако они могут создать атмосферу паники, неуверенности и страха – так, что достижение успеха официальным афганским правительством и войсками НАТО становится почти невозможным. Политическая неопределенность, ситуация близкая к анархии – среди всего этого сложно претворять в жизнь решения законных властей. Война не закончится до тех пор, пока у террористов в их арсенале будут оставаться смертники.

Небывалая радикализация в Афганистане воинствующего ислама привела к тому, что практически не осталось запретов или каких-либо неписаных правил ведения войны. Если ради достижения целей можно прибегать к самоубийству, то значит можно все. Например, уничтожать школы, женщин и детей, которые теперь считаются такими же целями, как и любые другие. Движение талибов не пытается выглядеть добрым или завоевать популярность в западном понимании этого слова. Поэтому оно не стесняется убивать всех, кого посчитает целесообразным. На восточные общества большее впечатление производит не доброта, а сила и вероломство. Быть добрым – значит, являться слабым. Настоящий герой должен быть злым и жестоким. Эти нехитрые постулаты доступны для понимания экстремистов, но не западных экспертов.

Как правило, родственники террористов-смертников получают компенсации после исполнения теракта. В Афганистане эти средства чаще всего берутся от контрабанды наркотиков. Первоначально многие из смертников были не имевшие родителей подростки, взятые из приютов, детских домов и лагерей беженцев в Афганистане и Пакистане. Нередко они страдали расстройством психики. Однако лидеры талибов верно рассчитали – на смену им пришли гораздо более подготовленные и мотивированные бомбисты. К настоящему времени появился хорошо отработанный метод по подготовке таких людей. Религиозно настроенные подростки вербуются в медресе Афганистана и Пакистана – преимущественно это делается в местах проживания пуштунов. После проведения короткой идеологической обработки и обучению простейшим навыкам обращения с бомбами, их переправляют в необходимое для диверсии место. Их, например, учат, чтобы они опускали головы, когда они приводят в действие взрывные устройства – для того, чтобы их не могли узнать по их останкам. Одновременно другие группы людей выбирают подходящие для нападения цели.

В настоящее время большая часть бомбистов вербуется в пакистанской части зоны компактного проживания пуштунских племен. Присутствие где-то в тех местах Усамы бен Ладена является вдохновляющим фактором. Изготовление поясов смертников в Северо-Западной пограничной провинции(3) (СЗПП) Пакистана за последние годы превратилось в обычную отрасль хозяйства, так же, как, например, производство ковров или тканей. В одном из таких мелкотоварных хозяйств делается детонатор, в другом шьется пояс, в третьем – готовится металлическая арматура для увеличения поражающих свойств и так далее. Затем все эти части собираются воедино специалистами из числа талибов, которые заявляют, что у них имеются сотни подготовленных к исполнению терактов молодых людей. Сложность, как они заявляют, состоит в том, что недостает целей для нападения и качественной взрывчатки. Если это и преувеличение, то не слишком большое. На территории Пакистана большинство смертников являются пакистанцами, в Афганистане – это афганцы, пакистанцы, кашмирцы, выходцы из центральноазиатских государств СНГ, в прошлом также чеченцы.

К сожалению, большинство правительств мусульманских государств до настоящего времени не в состоянии противостоять этой угрозе в одиночку. Лишь малое количество духовенства осудило нападения смертников, хотя самоубийство в исламе запрещено, оно является харамом. Некоторые клирики утверждают, что нельзя убивать себя лишь когда воюешь против таких же мусульман, однако это разрешено к использованию в борьбе против неверных. К настоящему времени в Афганистане и Пакистане практически никто из духовенства открыто не возражает против использования смертников. Правда, это было и очень небезопасно, так как боевики – талибы не остановятся перед убийством муллы – «предателя». До настоящего времени распространено то мнение, что «Аль-Каида» есть вообще выдумка Вашингтона, созданная для контроля мусульманского мира.

Правительство Соединенных Штатов пытается привлечь на свою сторону «умеренных» мусульман. Пока эта политика не приводит к каким-либо заметным результатам. Даже в самих мусульманских странах не существует четкого деления на консервативное и либеральное течение религии. Кроме того, даже хорошо образованные и получившие образование на Западе мусульмане категорически возражают против нынешней американской политики на Ближнем Востоке. Так же, как и в России, термин «либеральный» не слишком популярен среди абсолютного большинства населения исламских стран. Мусульманская элита из числа органов власти также опасается либеральных взглядов, так как опасается, что чрезмерное осуждение экстремизма и американский взгляд на фундаментализм могут в дальнейшем привести и к необходимости демократизации по западному образцу, что никак не может ее устроить.

Подводя итоги, необходимо отметить – использование смертников является действенным способом приведения в замешательство местного населения и дестабилизации обстановки. Хотя одним ими невозможно добиться военной победы, они являются мощным средством пропаганды, действующим не только на тех, кто подвергается их нападениям, но и на западное общественное мнение. Военнослужащие из состава МССБ испытывают немалый страх перед смертниками; мотивы людей, готовых пожертвовать своей жизнью ради борьбы с «неверными», остаются для европейцев загадкой.

То, что в составе Движения талибов насчитываются сотни готовых умереть в любой момент смертников доказывает, что, возможно, моральное преимущество находится не на стороне международной коалиции.

Мусульманское общество в целом не отвергает смертников. Хотя самоубийство запрещено Кораном, в глазах населения оно во многом оправдано, когда идет борьба против неверных. Практически никто из видных представителей мусульманского духовенства не осудил самоубийств во имя веры.

1. The New York Times , 26.07.2010.

2. См.: Ibidem.

3. С апреля этого года она именуется «Хайбер-Пахтунхва» или, на языке пушту, это означает примерно «земля пуштунов у Хайберского перевала». – Прим. авт.

С.С.Викторов

Источник: Институт Ближнего Востока